Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. Горького

Предпочитаю жить без вранья и лести (интервью с Ю. Горобцом)

27.03.2002

Предпочитаю жить без вранья и лести (интервью с Ю. Горобцом)

Представить русский современный театр или кино последних десятилетий XX века без народного артиста России Юрия ГОРОБЦА невозможно. Ведущие театры столицы – МХАТ им. М. Горького, Театр им. А.С. Пушкина, Театр им. Вл. Маяковского – считают Юрия Горобца своим коренником, гордятся его принадлежностью к их сцене. МХАТ им. М. Горького в судьбе Горобца – это диалог актера и режиссера с А. Чеховым и М. Горьким, А. Островским и М. Булгаковым, с зарубежными и русскими современниками.
– Цивилизация неизбежно гибнет под неумолимой поступью варваров, как правило, прикрывающихся жупелом прогресса. Почему человечество не приобретает опыта сопротивления?
– В периоды исторических сломов государство пытается восстанавливать, по его разумению, главное – экономическую основу. Откладывает все остальное на потом. А крушение империй происходит от нравственной деградации общества. Казалось, какие огромные силы имела партия, а что вышло? В один день рухнула.
В стране сейчас очень тяжело, но я верю, не теряю надежды. Я работаю в театре, который отстаивает нравственное искусство. Стойкость Т.В. Дорониной, художественного руководителя МХАТа им. М. Горького, достойна высокого уважения, мы живем среди соратников, и все, кто с нами – и режиссеры, работающее в театре, и актеры, и зрители, – каждый в меру своих сил отстаивает идеи и завоевания русского реалистического театра с его приоритетом духовности и нравственной высоты. Ради этого наш труд.
– В 1989 году, когда после разделения театра Т.В. Доронина, избранная труппой художественным руководителем, только собирала силы, вы играли в спектакле “Три сестры” Чебутыкина, втором спектакле после “На дне”, восстановленном Дорониной по режиссерским тетрадям основателей театра. Почему вы оставили престижный тогда Театр Пушкина? Почему ушли из Театра Маяковского и пришли в МХАТ им. Горького?
– В Театре Пушкина я работал с уникальным русским режиссером Б.И. Равенских, обладающим огромной силой созидательной энергетики. Когда ушел он, ушел и я. В кино, на год. Потом поступил к Андрею Александровичу Гончарову, где было сделано много хороших работ. Но под родной крышей Театра Пушкина начиналось новое дело, рванулся туда, Андрей Александрович не пускал, я настоял и обманулся. У Гончарова работала и Доронина. Когда она начала новое дело в МХАТе им. М. Горького, я поверил в него – здесь была платформа, высокая идея. Ведь я много лет отдал театру и хорошо усвоил, что тратить свою жизнь на что-то пустое, безыдейное нельзя. Сейчас у нас в стране, как при всякой ломке, уничтожены нравственные ориентиры, и государство, если оно уважает себя, заботится о здоровье своего народа, должно определить тот культурный канон, который оно будет отстаивать и защищать. МХАТ им. М. Горького раздражает пошляков, потому что служит высокой идее человеческой справедливости и действенного добра. Здесь работают убежденные люди, хорошо понимающие, чему они служат. Наговорами, пошлостью, ложью их не сломить. Не стоит выходить на сцену, если тебе нечего сказать. В этом идея “школы” Художественного театра. Мы ничего не добьемся, если не будем дорожить своей честью, гордиться своим Отечеством, дорожить своей национальной неповторимостью. Сегодня стирается грань между искусством и шоу-бизнесом. Это делают профессиональные работники театра, крупные “деятели культуры”, и это преступно. Вкусы надо воспитывать. Нам говорят: надо идти в ногу! С чем “в ногу”? “В ногу” в гроб? “В ногу” в мрак? Именно это и происходит, когда Анну Каренину делают наркоманкой, когда насилуют Аркадину на сцене в “Чайке”, когда выпускают голую натуру на сцену. И есть этому объяснение: попытка малоодаренных людей через унижение истинного искусства самоутвердиться. И здесь надо проявить отношение, как к государственной границе: на книгах русской и зарубежной классики должна стоять жирная печать: “Охраняется государством”. И пока на них покушаются современные варвары, надо давать им по рукам.
– Вы каждый день выходите на сцену МХАТа. Зал огромный, бывает много детей, которые воспитаны на “ужастиках”, приучены “трясти головами”. Они порой кричат, свистят, даже воют...
– Да, и мы боремся с залом. Вернее, с той преступной деятельностью, результатом которой становятся эти “трясины”. Но есть и радость. Ведь через 10–15 минут после начала спектакля они затихают и начинают слушать, увлекаясь тем, что происходит на сцене. Я видел спектакль “Ревизор”, где Хлестаков выскакивает из-под пола в клубах дыма. Он – черт, и Осип – черт. Гоголь этого не писал. И в зале во время спектакля такой же разгул, как и на сцене. У нас в театре, когда зал затихает, происходит преображение, и тогда послушайте, какие реакции! Как они благодарны. И на душе у меня теплеет. Нет! Совсем не напрасно борется наш театр! Эти дети уносят с собой Пушкина, Гоголя, Островского, проникаются настоящими чувствами, начинают думать. Скажите, почему отбить плечо Венере Милосской в Лувре считается варварством, а изуродовать текст Гоголя – изыском режиссуры?

Рекомендованные статьи
24.11.2015

Уездный Отелло преподал урок милосердия

"Вечерняя Москва" о премьере спектакля "Отелло уездного города"
01.01.2007

О ролях Юлии Зыковой

 …Спектакль, который поставил на сцене МХАТ имени М. Горького режиссер Владимир Драгунов, отличает стиль, высокий вкус и чисто русская доброта и духовность. Актеры каждый в своей роли значительны и…
02.12.2010

«Синяя птица» сто лет спустя

     «Синяя птица» - легендарный спектакль XX века, который по праву может быть зане­сен в Книгу рекордов Гиннесса. 13 октября 1908 года на сцене Московского Художествен­ного театра состоялась…
01.03.2000

В звании бродяги нигде нельзя жить

Пьеса «Без вины виноватые» с самого первого своего представления в Москве, а потом в Петербурге зацепила зрителя за живое и с тех пор не сходит с театральных подмостков.