Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. Горького

Ценю готовность к самосожжению (интервью с Ю. Горобцом)

12.03.1987

Ценю готовность к самосожжению (интервью с Ю. Горобцом)

— Юрий Васильевич, вами сыграно немало ролей на сцене и в кино. Многие зрители, думается, помнят и телевизионный сериал «День за днем», и многосерийный телефильм «Хождение по мукам» с вашим участием, и совсем недавний фильм белорусских кинематографистов «Люди на болоте»... Какой сценарный и драматургический материал, какой из персонажей оказался ближе всего вам?
—   Есть   у   белорусов   такой  герой  —   Минай Филиппович  Шмырев,  один  из  руководителей       партизанского движения,      батька     Минай, как   называли  его.     В   1965 году     на студии   «Беларусь-фильм» был поставлен о нем фильм   «Батька»,   в   котором я сыграл главную  роль.   Вот  этот  человек  стал  для   меня особенно     дорог.   Надо  было с  ним  «срастись»,  впитать в себя   его  великую   любовь   к Родине.  Внешне я на батьку Миная совсем  не  похож.   Но на   съемках   замечал   особое к     себе     отношение,    видел глаза,     обращенные   ко   мне именно как к батьке Минаю. Такое     трогает   до   глубины души,  не  забывается.
В театре для меня самой главной ролью стала роль Давыдова из «Поднятой целины» в постановке Б. Равенских. Меня поражала та высота идеала, которая была его сутью... Поражала, восхищала, требовала так прожить на сцене эту судьбу, чтобы откликнулся и понял ее зал.
—  А   как   вы   пришли    в   актерскую профессию?
—  Знаете,   я   не   собирался  быть  актером.   Хотел летать,    занимался  в   аэроклубе.     Правда,     захаживал   с приятелем     иногда     в   клуб «Шахтер»   у   нас  в   Щекино Тульской области.     Там был драматический        коллектив. Об  актерской     карьере  я   и не помышлял — у меня был дефект     речи,     заикался   я страшно.   Но сидел    смотрел, интересно было.  А однажды меня     попросили   подменить заболевшего   участника   коллектива,     выйти     на   сцену, сказать одну реплику.  Я отнекивался,    потом   согласился.     И    что же  —  произнес свою реплику, как по маслу. Сам удивился.
Позже,   в   1951   году,   был уже     участником     конкурса чтецов в Москве. Тогда-то меня и убедили, что мне надо поступать в ГИТИС. После учебы — театры Ярославля, Одессы. Одиннадцать лег проработал в Московском театре им. А. С. Пушкина с режиссером Б. И. Равенских, потом десять лет и театре им. Маяковского у А. Гончарова, затем снова вернулся в Пушкинский...
—   Что   вы   больше   всего   цените в актере?
— Трудолюбие, умение полностью выкладываться на каждом спектакле, в каждом фильме, даже в эпизодической роли. Ненавижу в актерах «актерствование», позу, чтобы за три версты было видно — идет актер. Мне приходилось работать с Анатолием Папановым, Николаем Гриценко, Евгением Евстигнеевым — вот примеры ответственного отношения к профессии и необыкновенной простоты.
—   А  в режиссере?
— Конечно же, профессионализм, но в не меньшей степени— умение слушать и видеть людей. Режиссеры меняются часто, и, как правило, каждый приходит со своей программой, ничего и никого не видя перед собой. А где же наши актерские программы? Наши мысли, наши мечты? Или мы только вспомогательный материал?
— Сегодня много говорят о кризисном состоянии театра. Согласны ли вы с такой постановкой вопроса? Есть ли, по-вашему, реальные возможности изменить ситуацию, вернуть в театральные залы зрителей?
—   Это     очень     сложный вопрос.     Если     коротко,  да, положение   тревожно.   Убежден,   однако,   что  если  в  театр  придет  новаторская,  умная  режиссура,   если  актеры на   сцене     будут   «сжигать» себя  не  щадя,     если театру будет    что    сказать,    то он окажется     нужен     зрителю. Только органичность —  этого   сегодня     мало.   В   сумме полной     отдачи   всех,   выходящих   на   сцену,   единственно ими — и может родиться страстный, необходимый каждому спектакль.
— А какие постановки, фильмы, устремления наших режиссеров представляются вам наиболее важными в развитии современного театрального и киноискусства?
—   Мне     бы     легче  было сказать,     чего  я   не   принимаю...   Сейчас   возводится   в культ     многое из  «положенного     на     полку»   и   долгое время     не   имевшего  доступ к  зрителю.   Но,   согласитесь, далеко   не   все   эти   произведения можно отнести к художественно  полноценным.   Сегодняшнее не кино, да и театр,   пожалуй,     излишне  заняты     внутренними      реконструкциями.      Куда     живее, смелее   работают   сейчас   кинодокументалисты. Через них  идет  сейчас,     по-моему, главная   реабилитация   истины.     Жизнь    дает  материал колоссальный,     а   художественное     кино   от   нее   робко отстает.       Поэтому     каждая встреча     с  граждански  смелым материалом — это всегда «дорогого стоит».
—   У   вас   в   последнее   время были такие встречи?
— Сейчас совместно с польскими кинематографистами снят фильм о событиях 1944 года в Полесье, о том, как наши партизанские отряды встречаются с польской Армией Крайовой. Он будет называться «Переправа». В нем, по-моему, есть попытка по-новому взглянуть на некоторые события, правдивее, что ли, объективнее.
Работал в этом материале с удовольствием именно потому, что чувствовал себя как актер причастным к этому процессу восстановления истины,
—   А    каковы    ваши    ближайшие    творческие    планы?
—   Предполагается   работа в  двухсерийном  телефильме, который       будет       снимать М.  Козаков по одной из мало     известных     пьес  Л.   Н. Толстого.     И     у   режиссера В.     Храмова   —   в     фильме «Визит     старой    дамы»    по Ф.   Дюрренматту.   Ну    а  летом    белорусский    режиссер В.   Туров     зовет  на  съемки нового фильма «Черная тропа».     В   театре  же   мечтаю сыграть Сократа. Но сыграю ли?
— Как вы считаете, удалась ли ваша актерская судьба?
— И да, и нет. Да — потому что люблю дело, которым занимаюсь, верю в его значимость и нужность. Нет - потому что постоянно чувствую недовольство собой, мало, слишком мало пока сделано, а хочется сказать еще так много...
—   Большое    спасибо    за   беседу,   и   творческих   удач.

Рекомендованные статьи
23.09.2006

Сделка с совестью к добру не ведёт

Сделка с совестью к добру не ведёт убеждает нас новый спектакль «Женитьба Белугина», поставленный народной артисткой СССР Татьяной Дорониной
31.10.2017

«Нижний Новгород»: Горьковский фестиваль

18 октября в 18:30 — снова встреча с МХАТ им. Максима Горького. Зрителям представят драму «Чудаки». Пожалуй, это самая загадочная пьеса Максима Горького, в которой он опирается на свою собственную…
24.09.2012

Добрый урок Татьяны Дорониной

    Сезон 2011 -2012 гг. МХАТ имени М. Горького завершает премьерой Т.В.Дорониной по пьесе Евгения Шварца «Тень». Спектакль получил название «Не хочу, чтобы ты выходила замуж за принца...» (фраза…
16.06.2010

Зеркало сцены: "Три сестры"

     На просторной сцене – небогатая по убранству гостиная в доме Прозоро­вых. Белые колонны оттеняются зеленовато-изумрудными стенами. За рас­пахнутыми дверями виднеется тенистая аллея. «В зале…