О театре МХАТ имени Горького Репертуар. Спектакли МХАТ им. Горького Традиция и мы
на главную страницу
Премьеры Афиша Заказ билетов
about на главную страницу
Руководство | Пресса | Новости | Контакты | Фотогалерея | Гости о нас | Документы |

В «Трех тополях на Плющихе» я сыграла маму»

Источник : Нина Катаева, Литературная газета, №21-22, 2005г.

Семнадцатый год народная артистка СССР Татьяна Доронина руководит МХАТом им. Горького, храня традиции  «реалистического и общедоступного» ,и достойно отражает нападки тех, кому хотелось бы видеть на сцене здания на Тверском бульваре не русскую классику, а мюзиклы и эротические комедии. Роли, сыгранные актрисой на сцене БДТ, МХАТ им.Горького и Театра им. Маяковского, вошли в историю театра ХХ века как роли открытия, как роли-вехи. И сегодня можно видеть на сцене её Гурмыжскую, Кручинину, Раневскую, Вассу Железнову. Две большие работы Дорониной связаны с именем Достоевского - «Униженные и оскорблённые» в её постановке и главная роль в спектакле «Старая актриса на роль жены Достоевского». Киноролей не так много, но они известны каждому, кто любит кино. Именем актрисы названа одна из малых планет.

 - Татьяна Васильевна, центральные главы вашего «Дневника» посвящены рассказу о том, как вам работалось над образами классиков. И от рассказа этого остаётся ощущение «обратной связи», которое всегда возникает в беседе с кем-либо, пусть даже и через столетие. Могли бы вы рассказать о том, что осталось «за кадром» этих «бесед»? Скажите, например, почему для постановки из Достоевского вы выбрали именно «Униженных и оскорблённых»?
 — Потому что унижены и оскорблены, причём не понимая, за что, сегодня в России многие, и первопричину явления иные видят в излишней терпеливости русского человека, в результате которой и страдает человек, глубоко чувствующий, способный любить и прощать. Высоконравственный человек. В романе-фельетоне, как называл «Униженных и оскорблённых» автор, персонаж с такими чертами - писатель Иван Петрович. Вся его история - это препарирование биографии Достоевского в период семипалатинских отношений с Марьей Дмитриевной, которую он очень любил и от которой много страдал.
 Причастной к произведениям Достоевского я оказалась ещё в Школе-студии МХАТ - благодаря замечательному преподавателю, ученику Станиславского и дивному человеку Борису Ильичу Вершилову. На третьем курсе он дал мне отрывок из «Идиота» - сцену Аглаи Епанчиной с князем Мышкиным. Отрывок имел большой резонанс и стал своего рода ступенькой к образу Настасьи Филипповны, которую предложил мне играть в БДТ Георгий Алёксандрович Товстоногов.
 Благодаря этим работам я поняла одну вещь – кто-то принимает всей душой Фёдора Михайловича, очень любит его и периодически перечитывает, а кто-то достаточно отстранённо к нему относится. К этому разряду, мне кажется, принадлежат люди, которые легко, без страданий, проживают жизнь, потому что не способны принять в сердце настоящую боль. А людей страдающих всегда было больше на Руси, в псевдодемократические времена процент их возрос. Всего 13 процентов людей, если не ошибаюсь, нашли себя в сегодняшней экономической политике. Им удобнее жить в диком капитализме - они обрели то, что казалось им пределом мечтаний. Но подсчитайте, сколько их, этих «счастливчиков», среди 150 миллионов россиян? А как живут остальные 87 процентов? А куда бежать от двух с половиной миллионов брошенных детей? Как вымолить у Бога прощение за эти погубленные жизни? Когда это было, чтобы семи-, девятилетние дети надевали на голову полиэтиленовые мешки и дышали клеем - доступным им наркотиком?
 Вспомните сцену из «Братьев Карамазовых», когда генерал травит собаками мальчика. «Стоит ли прощения мать, безропотно присутствующая при растерзании своего единственного ребёнка? И что нужно сделать с генералом?» - спрашивает Иван Алёшу. И Алёша, глубоко верующий человек, выступающий против насилия, говорит: «Убить» - столь непереносима для него мука ребёнка. Вот я и думаю, что бы сегодня ответил Алёша, узнав о 2,5 миллиона беспризорных детей, и к какому бунту стал бы он призывать. В самом деле, можно ли считать себя людьми в полном смысле этого слова, если не противиться уничтожению ни в чём не повинных детей?!
 - Считается, что проблема красоты у Достоевского глобальна, как вы сформулировали бы её сегодня?
 - Красота, по Достоевскому, не имеет никакого отношения к эталону женской красоты, который преподносится с глянцевых обложек журналов. Женщина, обезображенная и обесчещенная, без перспектив материнства, становится жертвой похотливости богатых циников. И вспомните дивный портрет Настасьи Филипповны в романе «Идиот» - это строгое лицо с гладко зачёсанными волосами, прямая фигура — и страдающие глаза. Списан портрет с Авдотьи Панаевой, жены поэта Некрасова, в которую Фёдор Михайлович был влюблён. Князя Мышкина больше всего поражали в облике Настасьи Филипповны впадины на щеках - знак страдания. Впадины на щеках и страдающие глаза - в этой красоте ощущается способность к преодолению дурного и есть подтверждение того, что перед вами - личность.
Поразительны взаимоотношения этой красавицы с князем Мышкиным и Рогожиным. Если Рогожин - воплощение страстности, то князь Мышкин - духовной чистоты. Предпочесть духовность, пройдя школу растления Тоцкого, не так-то просто, для этого нужно иметь в душе нечто основательное, что в России называлось всегда православным миросозерцанием. Она сознательно идёт на нож Рогожина, желая «освободить» от себя князя. Вот в этой великой ответственности перед своей душой и таится основа той красоты - по Достоевскому, которую подразумевают во фразе о «спасении» мира.
 - Согласны ли вы с тем, что в каждой русской женщине есть что-то от Настасьи Филипповны?
 - Не в каждой сегодня. Слишком сильно влияние чуждой и чужой нам псевдокультуры. Красавицы-раскольницы вели строгий образ жизни во имя сохранения нравственной и физической красоты. Последующие поколения так или иначе произросли от этих старообрядок - христианство всегда воспитывало женщину в стремлении к чистоте. Вот и представьте, как перевёрнуты сегодня все ценности, как стараются уничтожить великое женское начало - основу материнства - в каждой женщине. Развелось столько дурновкусицы, вседозволенности, безнравственности и всеядности. Борьба против женщины развёрнута широким фронтом.
 - Наложил ли образ Настасьи Филипповны отпечаток на вашу натуру? Правомерно ли так ставить вопрос?
 - Правомерно, потому что каждая роль воздействует на тебя не только во время работы над ней, многое остаётся в тебе навсегда. Почему мне всегда смешно читать в интервью некоторых актрис -- «Сыграла в кино 50 ролей»? Начнёшь вспоминать. В лучшем случае, вспомнишь три, а то и одну роль. Значит, не «сыграла», а «получила» 50 ролей, это разные вещи. Сыгранная роль становится частью тебя, одним из тех внутренних «кирпичиков», из которых, если позволительно так выразиться, строится твоя душа. Сыгранная роль - это всегда то, что ты узнал, усвоил и принял от жизни всерьёз, как веру.
 - Всегда ли красота внешняя в помощь актрисе?
 - У актрисы должно быть лицо, пригодное для сцены, способное трансформироваться, принимая различные гримы, - особенно важно это для характерных актрис. Помню, какие страшные гримы, будучи очаровательной дамой, в которую влюблялись лучшие мужчины своего времени, включая Валерия Чкалова, не боялась делать Анастасия Зуева. Она приклеивала щёки, делала огромные носы, гримировала даже руки, а для Коробочки в «Мёртвых душах» надевала перчатки, похожие на мышиные лапки. Это была великая актриса, которая всё подчиняла образу.
 При красоте, допустим, Аллы Константиновны Тарасовой делать подобные вещи было не нужно, потому что играла она в основном красавиц, красавицей была и в жизни. Конечно, красота Анны Карениной и Юлии Тугиной была разной - в силу несходства натур, но эти разные натуры Тарасова и играла. Для актрисы героического амплуа, признаюсь, самое лучшее в том, чтобы иметь право играть красавиц на сцене, например, мне и в голову не приходило считать себя красавицей, но сыграть таковую я могла и была в этом убедительна.
 - Можете сформулировать своё кредо актёра?
 - Максимальная самоотдача на сцене, максимальное включение. Ты не просто должен выйти, проговорить слова и идти отдыхать с ощущением, что что-то сыграл. Это ерунда, слова! в итоге очень мало значат. Они не более чем канва, позволяющая выразить ту сторону характера, которая наиболее сильно воздействует на зрителя.  Нужно уметь  эмоционально включаться в тему, а это могут немногие, поэтому Товстоногов и работал с группой актёров, которые умели это делать и никогда не подводили его. Вот эта группа, собственно говоря, и составила то, что обозначалось аббревиатурой БДТ. Совсем не случайно были приглашены в наш театр такие актёры, как Олег Борисов и Павел Луспекаев.
 - Не кажется ли вам, что сегодня наблюдается некоторая растерянность в постановке чеховских пьес, перепробовали все способы осовременивания, а сто лет, которые должны приблизить к «прекрасной» жизни, прошли...
 - Здесь требуется уточнение. Вершинин в «Трёх сёстрах»   говорит:   «Через двести-триста лет жизнь будет изумительна, прекрасна». В «Чайке» ничего подобного не говорят,   существует   центральный монолог Нины Заречной, который обращён из вечности к уже безжизненому шарику - Земле. Перед нами воплощена мировая душа. Является ли это, с точки зрения Антона Павловича Чехова, знаком всеобщего конца? Наверное, да, но это через «миллионы лет», а в ближайшей перспективе всё «прекрасно». Думаю, что это идеализм, и через двести-триста лет жизнь будет ещё более страшной чем сегодня.
 - Нравятся ли вам какие-либо чеховские спектакли в Москве? 
 - Я нечасто смотрю спектакли, потому что редко получаю удовольствие. Не хочу обижать другие театры, но как-то пришла в Большой театр на балет - танцевала известная, но не великая балерина. Технически она выполняла всё правильно, но ей до такой степени было безразлично, что она делает, что зрителям оставалось только скучать, я ушла после первого акта. Мне интересно смотреть тогда, когда имею возможность - через талантливо сыгранные характеры - сравнивать то, что происходит во мне, с событиями окружающей жизни. А режиссёры нынче очень часто устремлены к одному - «Чем будем удивлять?!», что давно стало общим местом. Удивлять надо интерпретацией классических образов, раскрывая то, что человеку не известно или не свойственно. Но сегодня такое увидишь редко - классические тексты переиначивают, сокращают, а удивлять стараются безобразием. Но мы так «удивлены» телевидением, что смотреть на подобное в театре не хочется.
 - Скажите, вам по-прежнему интересно играть Раневскую?
 - Очень. Очень! Я одинаково не сыграла и двух спектаклей, хотя их было более двухсот - классические образы дают такую возможность. Я выполняю все мизансцены, которые поставлены Сергеем Данченко, не меняя рисунка роли, потому что нахожусь в определённых взаимоотношениях с партнёром, и внутренняя наполненность образа меняется в зависимости от того, что происходит вокруг. Взять одну из первых реплик Раневской: «Видит Бог, я люблю Родину. Люблю нежно. Я не могла смотреть из окна вагона, всё плакала». Это одинаково не скажешь 250 раз, сейчас это намного острее, чем в 1998 году, когда был поставлен этот спектакль, который я очень люблю.
 - Какие ощущения возникают у вас, когда работаете над Островским - каким он был человеком?
 - Александр Николаевич способен был на величайшее сострадание по отношению к людям он испытывал к ним огромную жалость. Безусловно, это гениальный драматург, поразительный по восприятию жизни человек, потому что по количеству актёров, которых он сумел постичь и воплотить в своих пьесах, он превосходит даже Чехова. Правда, у Чехова и жанр другой, и пьес несоизмеримо меньше, и короче, но и у Островского она тоже была не такой длинной, как хотелось бы. Между прочим, все великие принципы и правила, которые он определял, были взяты Станиславским и Немировичем-Данченко за основу при построении Художественного театра.
  - Стало быть, у МХАТа кровная связь с Малым театром?
 - А Станиславский этого и не скрывал, всегда подчёркивал, что любит Малый театр, очень уважал актёров. Как актриса, сыгравшая несколько ролей Островского, могу сказать, что накануне спектакля всегда перечитываю пьесу, и ощущение всегда одно и то же: «Какой гениальный!» В построении характеров всё правдиво и логично, вот почему так легко существовать в его пьесах. За счёт чего достигалась эта «лёгкость»? Современники пишут, что, входя в кабинет особняка на Волхонке, заставали Островского в очень интересных состояниях. Драматург проигрывал все характеры, когда писал их, и мужские и женские, комические, драматические, героические, начиная с Козьмы Минина. К слову сказать, так же делал Булгаков, не случайно Станиславский однажды не узнал его в спектакле.
 - У вас необычная Кручинина в спектакле «Без вины виноватые» - как небо от земли отличается от тех образов, которые доводилось видеть раньше.
 - Спасибо, мне это очень приятно, потому что, повторюсь, роль сыграна, если ты открыл в создаваемом характере что-то новое. Неверно, конечно, ставить себе задачу -« Я что-то новенькое сыграю». Нужно смотреть, что на сегодняшний день является актуальным. И наблюдая повсеместно, как в женщине разрушается материнское чувство -появилось нечто звериное, нечеловеческое, я поняла, что в Кручининой надо играть мать, а не актрису. Второе, между прочим, эффектнее, выгоднее, такая премьерша, переезжающая из города в город, - «Пусть путь ваш будет усыпан розами и лилиями». Это я совсем отвергла, а за основу взяла чистоту и непосредственность натуры Кручининой, которые сохранились в ней, несмотря на зрелый возраст и драматический опыт жизни. Она, по определению провинциальной актрисы Коринкиной, восторженная институтка, вся не от мира сего. А далее отталкиваюсь от разговора с Дудукиным, который спрашивает Кручинину, узнала ли бы она сына, если бы он вошёл. «Узнаю, - говорит она, - сердце скажет». Далее я играю то, что она с первых минут чувствует сына в Незнамове, - о такой трактовке роли мне не пришлось ни разу прочитать, хотя изучила много театральной литературы.
 Кручининой нужны доказательства, которых ей никто не  даёт благодаря усилиям Мурова: он делает всё, чтобы доказательства эти уничтожить. Я играю одинокого человека, а если она одинока, то в какой же мере жажда обретения ребёнка!.. Нет, недопустимо сегодня играть в Кручининой актрису на волне успеха. Актрису, которая о сыне думает так: будет - хорошо, а не будет - тоже проживём. Сегодня в этой роли надо играть мать.
 - Образ, созданный Аллой Тарасовой, был вам в помощь?
  «Без вины виноватые» - любимейший фильм моего детства, там все великие мхатовцы, начиная с моего обожаемого Бориса Ливанова, который явил такого Мурова, что его и в вечности не забудешь. Незнамова играл Владимир  Дружников - мой любимый актёр. Грибов, Викланд, Павел Владимирович Массальский - состав изумительный. Но сценарий был сделан про актрису, и всё, что касалось материнства, из него было исключено. Кроме того, была убрана социальная подоплёка из второй части, и по сюжету получалось, что в Мурове возрождается чувство к Кручининой. Борис Ливанов всерьёз играл любовь. А у Островского основа, между прочим, во фразе Мурова: «У меня скоро выборы, мне не нужен скандал». Алла Константиновна Тарасова играла великую актрису, а поскольку она ею была, то сыграла это великолепно. Была неотразима и потрясающа. Сыграла она и неожиданность открытия в Незнамове сына - так, как это было написано в сценарии.
 - «Михаил Афанасьевич Булгаков для меня мерило всех и вся», - пишете вы в «Дневнике». Почему?
 - Потому что Булгаков - уникальная личность. Он не соглашался со строем и не скрывал этого, в отличие от тех, которые хитрили, предавали, шли на компромиссы. Он сумел сохраниться в той ситуации, которая предполагала уничтожение страны, культуры, лучшей части людей. И не только сохранился — состоялся как великий писатель, а это само по себе подвиг. Итак, по Москве шёл белый офицер — с прямой спиной, с откинутой головой, светловолосый, шёл чуть-чуть боком, одно плечо вперёд, чтобы было не так холодно, в демисезонном пальто - зимний ветер задувал ощутимо. И мало того что он прошёл по Москве этого периода, он сумел написать роман «Белая гвардия»! По этому роману им была создана пьеса «Дни Турбиных», которую поставил: лучший драматический театр страны, и публика годами ломилась на него. И Иосиф Виссарионович Сталин пятнадцать раз приходил смотреть этот спектакль и Хмелёву, когда тот был приглашён к нему в ложу, сказал: «Ваши усики мне снятся!..» Господи ты Боже мой!.. Усики белого офицера, коего играл гениальный Николай Хмелёв, снились Иосифу Виссарионовичу Сталину!.. Булгаков написал целый ряд гениальных пьес и философский роман.
 - Так почему же у нас до сих пор отсутствует понятие «булгаковского театра»?
 - Потому что его ещё нет. Думаю, наш театр единственный, на сцене которого идут три булгаковские пьесы - «Зойкина квартира», «Белая гвардия» и «Полоумный Журден». А для того чтобы поставить «Мастера и Маргариту», найдя адекватное сценическое решение, нужен режиссёр масштаба Товстоногова.
 - Вы в этот мистический флёр верите, когда на съёмках «Мастера и Маргариты» вдруг лопаются трубы, происходят разные другие несчастья?
 - Верю. Булгаков - мистическая личность, хотя трубу могло прорвать всего лишь по причине плохой работы ДЭЗа. А вот когда по «Мастеру и Маргарите» ставят упрощённый спектакль-плакат, какой я видела однажды в болгарском театре, это уже серьёзные проступки.
 - Как вы считаете, Булгаков был понят современниками?
 - Те, которые слушали его роман, судя по дневникам Елены Сергеевны, конечно, понимали, какого масштаба писатель перед ними. А если учесть, что половина из них доносила в органы - знак времени, - вдвойне понятно, что гениальность автора «Мастера и Маргариты» была всем очевидна. У многих, думаю, возникла зависть...
 - Ваших «румяных критиков» чрезвычайно возмущает тот факт что вы, актриса по призванию, взялись вдруг за режиссуру. В самом деле, актёрство и режиссура - два разных призвания, могут ли они сосуществовать в человеке?
 - Поскольку мне довелось работать с гениальным режиссёром нашего времени - Георгием Александровичем Товстоноговым, хорошо представляю себе, что это такое - режиссёр по призванию. Сегодня Товстоноговых нет. Поэтому многие актёры взялись за режиссуру и делают это профессиональнее иных дипломированных режиссёров. Вы забыли, что Ливанов, Ефремов и Волчек тоже были актёрами?
  Вы могли предположить в юности, что будете режиссёром?
 - Мне это было всегда интересно, поэтому, узнав в середине семидесятых о Высших режиссёрских курсах, я их окончила будучи репертуарной актрисой Театра им. Маяковского. Лекции читали Гончаров и Эфрос, из кинематографистов - Трауберг, курсы оснастили меня многими знаниями. Ну и из опыта работы с Георгием Александровичем Товстоноговым я знала, что успех возможен в одном случае - когда тема пьесы становится твоей личностной болью или радостью.
 - Что вы думаете об уровне современной критики?
 - К сожалению, её действия очень часто определяются булгаковским «оплочено». То, что я делаю в театре, не вписывается в понятие «модно», сегодня в искусстве определяющим направлением провозглашён авангард, чем быстрее ты будешь бежать впереди прогресса, чем больше несусветностей будешь накручивать в своих постановках, тем больше у тебя шансов завоевать популярность. Как говорил Островский, чем чуднее, тем лучше.
К сожалению, среди журналистов немало таких, кто плохо знает литературу, не интересуется всерьёз театром. Все ругательные статьи, как правило, сводятся к тому, что МХАТ им. Горького надо закрыть. Действительно, когда проводилась акция по разделению МХАТа, предполагалось, что жизнь нашей труппы будет недолгой, разве что с год. Как видите, существуем семнадцатый год, но чтобы работать в нашем театре, нужно быть смелым человеком. Так, Сергей Данченко за постановку «Вишнёвого сада» у нас поплатился местом председателя ВТО в Киеве, многие известные режиссёры, которых мы приглашали, по разным причинам отказались от сотрудничества. Зато ряд замыслов осуществил на сцене МХАТ им. Горького Валерий Белякович, Роман Виктюк поставил, считается, лучший свой спектакль - «Старая актриса на роль жены Достоевского», режиссёр Драгунов выпустил триллер «Дверь в смежную комнату», Станислав Говорухин - комедию «Контрольный выстрел», Борис Щедрин поставил «Вассу Железнову»
  - Татьяна Васильевна, это правда, что фильм «Три тополя на Плющихе» посвящён вашей маме?
  - Я попыталась её сыграть. Мама была глубокий, совестливый человек, очень умный. Она всё понимала, всё чувствовала, но при этом была открыта и непосредственна. Вот эту открытость и доброту, которая была в ней, я и сыграла в «Трёх тополях на Плющихе».
 - Характером вы в кого - в маму или в отца?
 - Основа всему - характер крестьянки, попавшей в город. К театральной среде родители не имели никакого отношения. Они были рабочими людьми. Физически были очень красивыми, потому что имели ярославские старообрядческие корни. И нравственно - никогда не скандалили, называли друг друга на «вы» и - «Анна Ивановна» и «Василий Иванович». Они много работали. Отец вставал в шесть утра и приходил в десятом часу вечера, и мать то же самое. Они не позволяли себе распускаться, хотя им было трудно, жили мы очень бедно, жили в коммуналке. И всю Школу-студию МХАТ я проходила в одном мамином платье.
 - В ваш театр приходит много молодёжи, какова она сегодня, по-вашему?
 - Что тут спрашивать, известно, что молодые люди сегодня мало читают, им недоступна поэзия, они не слушают красивейшую музыку. А та, которую слушают, представляет чаще всего подбор случайных звуков. Молодёжь наша исковеркана, её жаль. Надо растить их души — учить хорошему, помогать, направлять. Мы постоянно думаем об этом, и многие спектакли в нашем репертуаре обращены к молодёжи.

Версия для печати
 
Афиша на текущий месяц
пн вт ср чт пт сб вс
010203
04050607080910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Сентябрь 2017

19.09.2017

19 сентября отмечает свой юбилей артистка Ольга Николаевна Дубовицкая. >>
17.09.2017
Артисты МХАТ им. М. Горького поздравили жителей Орехова-Зуева с юбилеем города. >>
12.09.2017
Коллектив МХАТ им. М Горького поздравляет с днем рождения художественного руководителя-директора театра Народную актрису СССР Т.В. Доронину. >>
 
 
Добавить комментарий  

Главная страница | О театре |  Традиция и мы |  Репертуар |  Труппа |  Премьера |  Афиша |  Заказ билетов |  Правила продажи и возврата билетов |  Реквизиты | 
Московский Художественный Академический театр им. М.Горького
125009, Россия, Москва, Тверской бул., 22
Тел.: (495) 697-62-22, 697-87-72 (администраторы), 697-87-73 (касса)
E-mail: mxat@list.ru (канцелярия)
Разработка и дизайн: SFT Company © 2006 - 2009
Технология WebDoc