О театре МХАТ имени Горького Репертуар. Спектакли МХАТ им. Горького Традиция и мы
на главную страницу
Премьеры Афиша Заказ билетов
about на главную страницу
Руководство | Пресса | Новости | Художник | Контакты | Фотогалерея | Гости о нас | Документы |
Версия для печати

Интервью с художественным руководителем МХАТ им. М. Горького Т.В. Дорониной

Автор : Ксения Годунова
Источник : «Новая газета» 2006 г.

- Ваша творческая судьба: как в ней соотносятся талант, характер, красота, случай? Что определило выбор актерской профессии? Какие наиболее яркие впечатления из прошлого?
- На этот вопрос нельзя ответить от первого лица. Что есть талант, красота, или их отсутствие? Все по воле Божьей. Почему возникает желание быть  актером?  Это   нередко болезнь юности. Мальчики и девочки видят в зрелище, будь то театр или кино, праздник и хотят приобщиться к этому, как им кажется,     вечному      празднику    жизни.    Никто из них пока    не понимает и не знает трудностей актерской  профессии,    так   же как не понимала и не знала их  я.  Выбор не был рациональным   и определился он суммой   жизненных  впечатлений   и эмоциональным зарядом.
И если вспоминать,   что    порождало, что питало  мое  воображение, то, конечно,    из   детских впечатлений это будет первое посещение    театра. То был огромный дом    под    названием Дом  культуры     промкооперации,   находившийся    на Петроградской стороне в Ленинграде. Зал — бесконечен. Отец, мама,  сестра и я сидим наверху и видим сцену сбоку. Актеров я наблюдала сквозь сетку,  на которую зрители ставили   бинокли и  сумочки. Передо мною было нечто похожее на сон — разделенная  сеткой  на  маленькие   ромбики. На сцене стояла красавица в ярком платье, а у ее ног лежал    светящийся    цветок.    Шла «Иоланта».  И  я  впервые   испытывала  счастье,   которое   называлось Театр.
Для нашей рабочей семьи праздник театра был чудом. И это чудо осталось со мной на долгие годы войны, потому что  было самым единственным...
Если ты «учишься на актрису», если тебе так повезло, то воспринимать окружающее ты будешь только через призму своей будущей профессии. Потрясение юности – спектакли Художественного театра.
Став студенткой Школы-студии МХАТ, я получила возможность смотреть их. Счастливая обладательница контрамарки, вместе со своими однокурсниками сижу на лестнице второго яруса. Тепло, торжественно — и приглушенный гул зрительного зала. Матовые фонари медленно гаснут, и чайка на занавесе смещается из центра в сторону. «Три сестры». На сцене — Еланская, Тарасова и Степанова... В книге, по которой мы учились, было написано: «Сквозное действие спектакля, поставленного Вл. Ив. Немировичем-Данченко, — тоска по лучшей жизни». Пряча друг от друга заплаканные глаза, мы тихо выходим из зала и молчим до Трифоновки, до нашего общежития.
А на следующий день повторяем текст мудрой и нежной пьесы, стараясь подражать интонациям спектакля: «...Кажется, еще немного, и мы узнаем, зачем мы живем, зачем страдаем... Если бы знать, если бы знать!»
Мы трепетно приобщались к великой драматургии Чехова.
С тех пор прошли многие годы, словно одно мгновение. И вопреки всему, вопреки тем «хождениям по гвоздям», которые предрекал мне Георгий Александрович Товстоногов (они были, есть и будут) после моего ухода из БДТ -- я человек счастливый, ибо состояние счастья рождает гармонию, внутреннюю цельность, а значит, способность «причаститься» к искусству, которое и есть моя жизнь, моё любимое дело.
В меру своей профессии, я научилась обращать невзгоды, уготовленные мне судьбой, в бесценный материал, ибо именно из него рождается тот или иной сценический образ. Это рождение – уже счастье, которое становится необъятным, когда несешь его своему зрителю и чувствуешь, что сопряжение искусства с жизнью состоялось – оно в глазах людей, пришедших на спектакль, оно в упоительной тишине зала, сменяющейся искренностью аплодисментов, оно в их и моем сердце. Одна такая минута – уже счастье, и я благодарю Бога, что в моей жизни подобных минут было много. 

- Может ли талант актера воплощаться вне моральных принципов, вне твердой жизненной позиции? В чем состоит миссия человека искусства? В чем заключается Ваша миссия?
- Здесь хочется избежать каких-либо высокопарных выражений и слов, потому что приходится думать, как это будет выглядеть со стороны. Особенно сегодня, в то время, которое является весьма циничным и лишено высоких идеалов — в отличие от нашего благословенного времени.
Сказать, что «миссия»  моей жизни состоит в результатах моей работы — это для очень многих будет выглядеть нелепостью, либо позой, либо враньем откровенным. Потому что сегодня это «не принято»! Все идеалы заменило понятие «бизнес», и само слово это стало сегодня не просто расхожим, но в высшей степени почитаемым, хотя в наши времена было оно всегда с очень большим отрицательным знаком. Сегодня же это подается как преимущество, как знак определенного веса того или другого человека. Чем больше его бизнес, тем значимее человек, тем больше уважения требует.
Я делаю все, чтобы миновать положительные знаки с сегодняшних позиций, потому что для меня они были отрицательные и остались отрицательными. Я не могу уважать накопление денег ради денег. «Делать» деньги для того, чтобы было еще больше денег, — это в моем представлении нелепость безумия. Я никогда не понимала такого безумия, и, когда оно стало почти бытом сегодня у нас в стране, меня это отвращает.
Меня никогда не прельщал большой заработок сам по себе. Да и не только меня! Мне повезло в жизни - я работала, выходила на сцену с самыми талантливыми актерами страны, будь то Лебедев, Копелян, Стржельчик, Смоктуновский, Джигарханян. И представить себе, что они работали ради денег, — это невозможно. Они работали ради высшего смысла, что заключает в себе наша профессия, — делать людей лучше и помогать им верить в лучшее. Фактически это означает существовать по заповедям, которые определены в Святой книге. Они говорили об этом либо не говорили, но они выходили на сцену с этой задачей, а не для того, чтобы уничтожить веру в лучшее, в нравственность, в человечность, что нередко делается теперь.
Вот и я всегда выходила и продолжаю, выходить, слава Богу, только с этой верой, которая никогда не оплачивалась. Не заработок главное, а внутреннее ощущение твое, что ты пусть минимально, пусть немного, но приносишь духовную пользу тем людям, которые так или иначе сталкиваются с твоим творчеством.
Не могу же я служить утверждению плохого в жизни и в людях. И становится обидно, когда это утверждение плохого касается талантливых актеров. Понимаешь, сколько бы они могли принести блага силой воздействия, которая дана им Господом Богом! А они эту силу воздействия тратят на непотребство. И тогда профессия становится грехом. Я верую в Бога и в самое прекрасное, что связано с этой верой, потому это для меня чрезвычайно важно, и когда я вижу, куда направляют сегодня сценический талант, то прихожу в отчаяние, потому что знаю: это — обреченность для таланта, из талантливого актера они сделают просто бизнесмена.

- Судьба МХАТа им. Горького. Как формируется репертуар, труппа театра?
- Самым сложным и принципиально важным для нас в определении направления театра, оставившим за собой исконное его имя  МХАТ им. Горького, стала задача выстраивания репертуара. То, с чего начался репертуар театра было определено изначально – это отечественная, мировая, советская классика и современные пьесы.
Первым спектаклем, поставленным на сцене МХАТ им. Горького, стал спектакль легендарного «старого» МХАТа, созданный по режиссерским экемплярам  К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко «На дне» М. Горького. Далее был восстановлен в режессуре Вл.И.Немировича-Данченко и сценографии В.В. Дмитриева выдающийся мхатовский спектакль «Три сестры» А.П. Чехова, где молодые исполнители сумели воспринять и передать современному зрителю ощущение щемящего лиризма чеховской пьесы, характерную изысканность психологического рисунка незабываемых героев, глубину духовной жизни русского национального характера.
Для постановки новых спектаклей были приглашены талантливые режиссеры. Сергей Данченко создал великолепный спектакль, который идет и по наши дни - «Вишневый сад» А. Чехова.
Андрей Борисов поставил спектакль по повести отечественного классика В. Распутина «Прощание с Матерой». Режиссер Борис Покровский поставил сценическую композицию Непомнящего по произведениям А. Пушкина «Послушайте глагол моих» (в спектакль входили отрывки из «Пира во время чумы», куски из «Евгения Онегина» и отдельные гениальные стихотворные сроки Пушкина).
Роман Виктюк поставил спектакль «Старая актриса на роль жены Достоевского» Эдварда Радзинского в сценографии Владимира Боера.
Современный спектакль «И будет день…» Алексея Дударева. Он шел в очень многих театрах страны, но автор утверждал, что спектакль Валерия Беляковича в нашем театре – лучший из всех виденных им.
Радостным событием для нас стало возобновление легендарного мхатовского спектакля «Синяя птица», поставленного К.С. Станиславским, А.А. Сулержицким, И.М. Москвиным. Таким образом воскрес самый долгоживущий спектакль мира, которому в 2008 году исполнится 100 лет!
Еще будучи актрисой театра им. Маяковского, я окончила высшие режиссерские курсы. Спектакль «Зойкина квартира» М. Булгакова стал моим режиссерским дебютом.
Постепенно происходило обновление труппы молодыми, талантливыми актерами. Только пришедшие в театр гармонично дополняли, внимая тем, которых принято называть «коренники», актеры МХАТ старшего поколения, которые были отторжены  при разделении. Широко известны и любимы московским зрителем молодые артисты Валентин Клеменьев, Михаил Кабанов, Андрей Чубченко, Сергей Габриэлян, Елена Катышева, Татьяна Шалковская, Юлия Зыкова, Максим Дахненко, Ирина Фадина и многие другие. 
В последующие годы репертуар театра пополнился спектаклями: «Макбет» В. Шекспира в постановке Валерия Беляковича.
 «Обрыв» Н. Гончарова, поставил режиссер Александр Созонтов, где в главное роли Бережковой выступила талантливейшая актриса старого МХАТ Любовь Пушкарева.
Выходили спектакли, режиссером которых была я. Данью моему любимому автору Михаилу Афанасьевичу Булгакову стали постановки, образовавшие со временем булгаковский цикл: «Белая гвардия», «Полоумный Журден».
Истинный успех у зрителя имеет спектакль «Лес» - известная и всегда новая история о двух странствующих актерах, поведанная более ста лет назад гениальным русским драматургом Александром Николаевичем Островским.
К пятидесятилетию Победы в Великой Отечественной был создан спектакль «Теркин жив и будет!» А. Твардовского. Наш театр один из немногих встретил эту великую дату премьерой. А на юбилей любимейшего из русских поэтов Сергея Есенина из всех московских театров откликнулись только мы спектаклем «Версия Англетер» Алексея Яковлева.
Силами молодежи и для молодежи созданы замечательные спектакли: «Её друзья» и «В день свадьбы» - режиссер Валерий Усков по пьесам патриарха советской драматургии В. Розова. Рецензии на эти спектакли «уже с историей» появляются в прессе до сих пор, они очень востребованы среди современного молодого поколения, что не может не радовать.
Приглашаются талантливые режиссеры. Анатолий Морозов ставит горьковских «Зыковых», Валерий Белякович ставит Н. Островского – историческую драму «Козьма Минин». Эмиль Лотяну создает спектакль «Весь Ваш Антоша Чехонте».
В театре наряду с основной сценой существует так называемая малая сцена, которая служит плацдармом для творческого эксперимента актеров театра. Здесь поставлены камерные спектакли, отличающиеся особой силой эмоционального воздействия на зрителя.
К 200-летниму юбилею А.С.Пушкина мы выпустили спектакль «Одна любовь души моей» по произведениям «Анжело» и «Полтава» - то, что раньше не делал никто. Спектакль имел долгую, счастливую судьбу.
Победой для театра стал спектакль «Без вины виноватые» А. Островского. Тема материнства, торжества правды, совести, справедливости – сегодня это очень актуально. Меня каждый раз поражает зал на этом спектакле, который сопереживает, сострадает, разделяет и горе, и великую радость обретения сына моей героиней. 
Следуя наставлениям наших основоположников, в нашем репертуаре есть место и современным пьесам: «Высотка» по пьесе талантливого драматурга Юрия Харламова,  «Контрольный выстрел» –    воплощение       современного     творческого    замысла Юрия Полякова   и недавнего юбиляра, талантливого Сергея Говорухина. «Контрольный выстрел» стал для него блестящим режиссерским дебютом на театральной сцене.  Очень полюбился театру и нашем зрителям Юрий Поляков, и мы решили поставить его очень смешную пьесу «Заложники любви, или халам-бунду». Надеемся на продолжение нашей дружбы с этим талантливым писателем. Бог, как говорится, любит троицу.
Зарубежную драматургию стараемся использовать по минимуму. Она в избытке процветает на московских сценах, однако Владимиром Драгуновым был поставлен комедийный триллер «Дверь в смежную комнату» А. Эйкбурна. Нас заинтересовала эта пьеса своей хорошей человеческой основой. Очень добрая пьеса с отлично сделанной интригой.
К годовщине Победы в Великой отечественной войне Юрий Аксенов поставил спектакль «Годы странствий» А. Арбузова, спектакль стал лауреатом Телевизионно-театрального фестиваля, приуроченного к Дню победы.
За последние годы были поставлены спектакли «Прощание в июне» А. Вампилова, «Русский водевиль» («Актер» Н. Некрасова, «Нежное сердце» В. Соллогуба). Недавняя, по-моему, очень удачная, нужная нашему времени премьера «Рюи Блаз» великолепного романтика Виктора Гюго  в постановке замечательного режиссера Малого театра Владимира Бейлиса.
На сегодняшний день в репертуаре театра 33 спектакля, среди которых преимущество имеет отечественная классика. И планы на будущее, как всегда грандиозные (смеется).
Я думаю, из неполного списка того, чем жил и живет МХАТ Горького эти 20 лет, можно сделать определенные выводы. Но последнее слово, как всегда за зрителем, который у нас есть, ради которого мы существуем. И слава Богу!  

-  Кто ваш сегодняшний зритель?
- Зритель - это всегда собеседник. Если собеседник дурак, работать с ним неинтересно. Так вот, зритель не был дураком ни 20, ни 30 лет назад.
Впрочем, меня удивляет нынешняя публика самим подвигом прихода в театр просто потому, что людям, за небольшим исключением, не хватает денег на самое насущное...
Когда распродается страна, нельзя быть равнодушным. Понятия страны, народа, отношение к нашей земле, к нашим предкам заложены в нас и являются основой нашей нравственности. И мы ответственны перед предками за ту землю... Вот с этим нормальный человек и сидит в театре. А ты - на сцене - изволь не забывать об этом. Выходить к зрителю только в ожидании аплодисментов – отвратительно.
Когда играешь «Вишневый сад» и говоришь: «Видит Бог, я люблю Родину, и люблю нежно… я не мгла смотреть из окна вагона, все плакала…» - то забываешь, что это все написано в 1904 году.
Зритель приходит в театр за помощью, задумывается, вольно или невольно, насколько правильно он живет. Значит актерская ответственность за поступки твоей героини должны быть обязательно скорректирована сегодняшним днем.

- Ваше отношение к стереотипной, явно предвзятой к Вашему театру критике в прессе?
- О, я уже не та девочка, которая обижается на статьи. Над глупостью надо смеяться. Хотя, знаете, многие уважаемые люди звонили мне после появления некоторых так называемых статей и, возмущенные, уговаривали срочно подавать в суд. А потом, неужели вы думаете, что я читаю все газеты? Да Господь с вами! Я просматриваю одну газету с одной стороны, другую - с другой. Одну справа, другую - слева. Все, что касается желтой прессы, я исключаю из своей жизни. Я человек брезгливый и рук своих стараюсь не пачкать.

- Какова Ваша оценка состояния русской культуры на сегодняшний день? Ваш взгляд на современный драматический театр, на молодое поколение актеров? Какой актер (режиссер, драматург) в целом нужен сегодняшнему зрителю?
- Вопрос наболевший, сложный. Оценивать мало, хотя бесспорно необходимо, - важно оценивая, действовать, жить, работать. Мою позицию в отношении сегодняшних «законов» можно определить двумя глаголами – противостояние и выживание. Я имею ввиду выживаемость творческую прежде всего. Наша актерская работа – это «нерв». Существовать на сцене без «нерва», без сердца, без мысли, то есть формально – для настоящего актера невозможно. Сегодня платят за стриптиз, в чем не видят особого греха. Возникает вопрос: во имя чего жить? Во имя дьявольской идеи? Срама, греха? Театр утрачивает свое  истинное предназначение. Я работала с лучшими актерами нашей страны и могу сказать, что самые восприимчивые, самые открытые не только для своей, но и для чужой боли, - это русские актеры. Они всегда тратились до предела, они поразительно самоотверженно относились к своему делу – и Павел Луспекаев, и Евгений Лебедев и Олег Борисов. Так и для меня, театр является смыслом моей жизни, кроме театра у меня ничего нет. Всем, что есть во мне хорошего, я обязана театру. Но сегодняшнее состояние театра удивляет, оскорбляет. Нужно понимать, что искусство и деньги – несовместимы. Театр – не бизнес. Театр – не доходное место. Он не может существовать ради удовлетворения современного обывателя, уровень которого сегодня катастрофически низок. Необходимо обратить внимание на то, что если существовал критерий во времени и этим критерием был в свое время БДТ в Ленинграде – он определял вершину театрального искусства, то нужно сделать все, чтобы сегодняшнее время нам подарило аналог. Этот аналог возможен при наличии блистательных педагогов в театральных институтах.

- Что побудило Вас к созданию откровенного «Дневника актрисы»?
- «Дневник актрисы» достаточно целомудрен и только кое-где откровенен. Я там не солгала, но нигде и не открылась так, как сегодня принято открываться и доходить до вещей, которые при чтении становятся шокирующими. Я вела дневник в течение долгих лет, его и взяла за основу. Как всегда, подобным вещам, как публикация своих записей, толчок дает боль, от которой хочется освободиться. Потеря отца для меня была одним из самых сильных ударов в жизни. Осознав, что папы больше нет, я должна была понять: дальше идет другой жизненный отсчет. И кажется, что ты виновата в его уходе, хотя отцу было много лет. Но все равно мне кажется, что я недодала, что-то не так сделала. Хотя я перевезла родителей в Москву: здесь мне было легче и за их здоровьем наблюдать, и помогать им. Они скромняги были необыкновенные, всегда довольствовались малым. Пенсии получали смешные, мне нужно было делать то, что полагается  дочери. И я старалась это делать. Но времени еле хватало. И это тоже моя вина, потому что эта сосредоточенность на деле, одержимость имеет свою изнанку. Ближним отдаешь меньше, чем они заслуживают.
Вот это чувство своей вины и было толчком, мне надо было освободиться от боли. И тогда я начала систематизировать написанное в разные периоды, начиная с дневника 1956 года — то, что связано со ссылкой в Волгоград (Доронина имеет в виду время работы в местном театре, куда она отправилась вслед за тогдашним мужем Олегом Басилашвили. — Авт.), и заканчивая одиночеством.

- Вам удалось избавиться от боли?
- На какое-то время. Но дальше были другие потери. Боль множилась на боль. Образовалась незаживающая рана, по которой снова и снова бьют. И стало еще тяжелее. Уход мамы и единственного племянника, который мне был больше, чем племянником...

- Ваше отношение к политике, к общей ситуации в стране?
Чего Вы ждете от будущего?

- Что касается сегодняшней политики, она повергла всех в растерянность и неверие. Нужно давать себе отчет, что люди будут понимать и оценивать ту или иную политическую тенденцию только при одном условии, когда будет существовать подлинная, нетенденциозная информация в газетах, журналах, на телевидении. Сегодня СМИ находятся в стадии крайнего субъективизма. Все покупается, заказываются статьи, одурманиваются головы простых, доверчивых людей – и все это называется очередным американским словцом «пиар», а если по-русски, то просто – обман. Если хочешь помочь стране, людям, хочешь не разрушать, а созидать – то не лги.
Многие люди уже давно перестали чего-то ждать, перестали верить. Сыновья убивают своих матерей, матери выкидывают новорожденных младенцев в мусорные баки, предприниматели наживают миллиардные капиталы на продаже детских органов заграницу. Боль, нравственный вывих, страх, жестокость обрушились на людей мощным нескончаемым потоком и можно действительно подумать, что конец света близок. Сколько вынес наш народ? Как смотреть детям в глаза, как объяснить им, почему мир столь несовершенен, где взять силы?
Главный вопрос нашего дня – как не впасть в уныние. Уныние - один из опаснейших грехов. Силы и наше спасение в нашей светлой, доброй, справедливой, такой чистой и возвышенной Вере, - в православии. Нам нужно учится прощать в этих диких условиях, учится любить, помогать ближнему – все заново, словно с младенчества. Нужно. Так что ожидания мои просты – я жду добра, а значит живу.

Добавить комментарий  

Главная страница | О театре |  Традиция и мы |  Репертуар |  Труппа |  Премьера |  Афиша |  Заказ билетов | 
Московский Художественный Академический театр им. М.Горького
125009, Россия, Москва, Тверской бул., 22
Тел.: (495) 697-62-22, 697-87-72 (администраторы), 697-87-73 (касса)
E-mail: mxat@list.ru (канцелярия), mxat-otzyv@list.ru (отзывы и пожелания)
Разработка и дизайн: SFT Company © 2006 - 2009
Технология WebDoc