О театре МХАТ имени Горького Репертуар. Спектакли МХАТ им. Горького Традиция и мы
на главную страницу
Премьеры Афиша Заказ билетов
about на главную страницу
Руководство | Пресса | Новости | Контакты | Фотогалерея | Гости о нас | Документы |
Версия для печати

Бал правит английская классика

Автор : Елена МОРОЗОВА
Источник : Газета "Правда" №31 25—28 марта 2016 г.

«Ни сезона без ярких премьер!» — этому девизу традиционно остаются верны МХАТ им. М. Горького и его поистине выдающийся руководитель — народная артистка СССР Татьяна Доронина. Вот и в последние месяцы театр порадовал своих поклонников чередой новых постановок, причём, как обычно, уделил внимание не только русской, но и зарубежной классике, сделав своеобразный акцент на английской драматургии, обратившись к бессмертным произведениям двух выдающихся уроженцев туманного Альбиона — «ПИГМАЛИОНУ» Бернарда Шоу и «УКРОЩЕНИЮ СТРОПТИВОЙ» Уильяма Шекспира.

 

Едва ли найдётся много пьес, имеющих такую же богатую сценическую, кинематографическую и музыкальную историю, как «Пигмалион». И, решив включить в репертуар своего театра одно из наиболее известных творений Бернарда Шоу, Татьяна Доронина немало рисковала. Впрочем, когда за режиссёрский пульт встаёт сама прославленная актриса, обладающая ещё и подлинным талантом постановщика, огромным опытом, незаурядным мастерством и отменным вкусом, успех практически всегда гарантирован: ведь отличительные особенности доронинских спектаклей — страсть, мудрость и требовательность — залог удачи. Так произошло и на этот раз: очередная премьера МХАТ явилась заметным событием в театральной жизни Москвы и вновь доказала, что труппа и руководитель знаменитого храма искусства на Тверском бульваре в каждой новой работе всё выше поднимают творческую планку.

Романтическая история в пяти действиях, как назвал пьесу Бернард Шоу, основана на древнегреческом мифе о скульпторе Пигмалионе, влюбившемся в созданную им прекрасную статую — Галатею. В версии же английского драматурга профессор фонетики Генри Хиггинс заключает очень смелое пари с полковником Пикерингом, офицером британской колониальной армии, автором словаря санскрита, и берётся за полгода обучить безграмотную уличную цветочницу Элизу Дулиттл манерам и произношению дамы из высшего общества, а затем выдать её за леди на великосветском приёме. В итоге профессор с блеском выигрывает пари, которое, правда, переворачивает всю жизнь бедной девушки.

Гвоздь мхатовского спектакля — блистательный дуэт Елены Коробейниковой (Элиза Дулиттл) и Александра Титоренко (Генри Хиггинс). Вальяжный и вместе с тем крайне эмоциональный рыжеволосый красавец-профессор, помешанный на правильной английской речи, собирается доказать своему приятелю Пикерингу, что, умело взявшись за дело, можно одурачить любую публику и даже из продавщицы фиалок, говорящей на чудовищном, с точки зрения Хиггинса, сленге жителей лондонского Ист-Энда, сотворить утончённую леди, запросто ведущую салонные беседы на излюбленные англичанами темы о погоде и скачках. При этом по ходу пьесы неоднократно бросается в глаза, что манеры и поведение самого профессора, относящегося, кстати, с большим презрением к светским условностям, коим он намерен обучить свою протеже, весьма далеки от совершенства.

Очень убедительна обворожительная Елена Коробейникова, одна из звёзд МХАТ молодого поколения, мастерски показывающая волшебное перевоплощение замарашки в «герцогиню». Удивительное преображение главной героини никого не оставляет равнодушным: ведь чудесные внешние перемены в девушке спровоцировали и глубокие внутренние изменения в её характере и мировосприятии, превратили Элизу в личность, обретшую чувство собственного достоинства.

Естественно, невозможно было вместить в ограниченный по времени спектакль знаменитые фонетические уроки профессора Хиггинса, освоение мисс Дулиттл правил поведения в высшем обществе и прочих светских премудростей. Однако, опустив эти забавные детали, режиссёру Татьяне Дорониной удалось сохранить главное — непревзойдённый стиль Бернарда Шоу, одного из самых остроумных мастеров в мировой драматургии. Ну а лёгкий сюжет, искромётный юмор и тонкая сатира на несовершенство социальных отношений в чопорном английском обществе викторианской эпохи обессмертили пьесу, заставляя театральных деятелей постоянно заново возвращаться к её сценическому прочтению.

Как всегда, дополнительное очарование и красоту спектаклю придают изумительные декорации, своего рода шедевры изобразительного искусства в исполнении художника Владимира Серебровского, и роскошные, достойные любого модного дома костюмы — традиционная особенность подавляющего большинства постановок доронинского МХАТ, выгодно отличающая его от «модерновых» столичных театров.

 

 

Ещё одна яркая премьера нынешнего сезона, но уже в несколько ином стиле — «Укрощение строптивой» Уильяма Шекспира. Надо отметить, что за последние пять лет МХАТ им. М. Горького уже в третий раз обращается к творчеству великого английского поэта и драматурга, постоянно доверяя постановки режиссёру Валерию Беляковичу, который от трагедий «Ромео и Джульетта» и «Гамлет» решил перейти к комедии, создав зажигательный, весёлый спектакль в балаганном стиле, напоминающий ярмарочное представление в праздничный день.

Одно из ранних произведений Шекспира повествует о противостоянии Катарины из Падуи — богатой девицы на выданье, обладающей несносным характером, и Петруччо из Вероны — находчивого и хитроумного обедневшего дворянина, сумевшего довольно быстро приручить своенравную красавицу, став её мужем.

Катарина в спектакле Валерия Беляковича бывает разной — в зависимости от того, кто играет роль строптивицы. Так, в исполнении Анастасии Бесединой Катарина-фурия напоминает героиню Элизабет Тэйлор в фильме «Укрощение строптивой» Франко Дзеффирелли, а насмешливо-ироничная Катарина Ларисы Голубиной более близка к образу, воплощённому Людмилой Касаткиной на сцене Центрального театра Советской Армии и в ленте Сергея Колосова.

Что касается Петруччо, то эта роль была словно специально создана для Андрея Чубченко, который получает истинное наслаждение, вживаясь в образ укротителя непокорной девицы, и предстаёт перед зрителями во всём блеске своего неотразимого обаяния и мужской красоты, разгуливая по сцене с обнажённым торсом и поигрывая мускулами.

Не слишком отходя от шекспировского текста, Валерий Белякович между тем умудряется вложить в уста персонажей некоторые слова и выражения, взятые явно не из эпохи Средневековья. Такой приём несколько осовременивает комедию и вместе с тем не вызывает отторжения, а придаёт спектаклю дополнительный колорит.

Итак, Катарина сдаётся на милость победителя, и её финальный монолог — это ода мужчине-супругу, бальзам на сердце всех представителей сильного пола, жаждущих верховодить в семье. И мужская часть зрительской аудитории пребывает в полном восторге, не замечая, что подлинный смысл страстной речи главной героини кроется в последней фразе: «Мужчина — дом, а женщина — фундамент». Именно она даёт понять истинную расстановку сил в брачном союзе.

Хотелось бы остановиться и ещё на одном моменте. Отличительной особенностью шекспировских (и не только) пьес в постановке Валерия Беляковича является отсутствие декораций и некоторое однообразие костюмов. Впрочем, последнее «Укрощению строптивой» не свойственно: все действующие лица щеголяют в ярких нарядах, поражающих богатством цветовой палитры. Однако художественное оформление сцены опять разочаровало. И если в «Гамлете» или «Ромео и Джульетте» почти голые подмостки ещё как-то можно было оправдать обилием действующих лиц и находящейся в вечном движении внушительной массовкой, то в «Укрощении строптивой» очень хотелось хотя бы подобия классических декораций, поскольку колонны в виде гофрированных шлангов никак не вызывали ассоциаций со средневековой Падуей.

К сожалению, в век бурного развития информационных технологий и повальной компьютеризации индустрии развлечений у человека осталось не так уж много островков отдохновения, где можно хоть ненадолго отвлечься от повседневных тревог, окунуться в прекрасное и поразмышлять об истинных жизненных ценностях. Одним из таких прибежищ уставшей души по-прежнему остаётся театр, в частности, знаменитый МХАТ на Тверском бульваре. Не прав был персонаж популярного фильма «Москва слезам не верит», утверждавший, будто к концу XX века не останется ничего, кроме телевидения. Театр жив и по сей день: ведь это то вечное искусство, которое в первую очередь учит быть человеком, чувствовать и сопереживать. Только оно даёт живое восприятие действительности, превосходящее любые компьютерные технологии кинематографа и широчайшие возможности «голубого экрана».

 

Добавить комментарий  

Главная страница | О театре |  Традиция и мы |  Репертуар |  Труппа |  Премьера |  Афиша |  Заказ билетов |  Правила продажи и возврата билетов |  Реквизиты | 
Московский Художественный Академический театр им. М.Горького
125009, Россия, Москва, Тверской бул., 22
Тел.: (495) 697-62-22, 697-87-72 (администраторы), 697-87-73 (касса)
E-mail: mxat@list.ru (канцелярия)
Разработка и дизайн: SFT Company © 2006 - 2009
Технология WebDoc